Category: политика

новая

Портить бюллетень на руку ПЖВ

Я, как и многие в эти дни, рассматриваю стратегии поведения на выборах в Госдуму. В частности стратегию «Нах-нах»: прийти и испортить бюллетень. У этой стратегии есть огромный плюс и два огромных минуса. Плюс: посчитаться; посмотреть, сколько граждан по стране испортят бюллетень, а заодно не дать его вбросить за ПЖВ (партию жуликов и воров).

Минус заключается в том, что перечеркивание бюллетеня играет на руку ПЖВ. Объясню тем, кто еще не думал об этом.

Представьте себе, что на выборы пришли 10 человек. 6 из них проголосовали за ПЖВ и 4 – за другие партии. Таким образом, ПЖВ получила 60%. Другая история. На выборы пришли 10 человек, двое испортили бюллетень, 6-ро проголосовали за ПЖВ, еще двое за другие партии. Таким образом, при той же явке и при том же количестве проголосовавших за ПЖВ, действительными признаны 8 бюллетеней и проценты, полученные ПЖВ, считаются от 8 бюллетеней, то есть выходит уже, что за ПЖВ проголосовали 75%.

В связи с этим у меня нет еще окончательного решения по выборам. Поиск выбора в условиях его отсутствия мучительно труден.
новая

Путин как фаллический символ России

Вот за этот текст прикрыли сайт www.cursiv.ru.

Collapse )

 Усмотрели в тексте... А фиг знает, что они там усмотрели. Оскорбление Его Величества, наверное. Решили прогнуться в очередной раз. Аж противно, право слова. Я не усмотрел ничего. А вы?
новая

(no subject)

Газета «Реакция» – газета прокремлевская. Проправительственная. Пропутинская. Гадкая. Неинтересная. Проедросовская. Это факты.

Вот другой факт: меня позвали делать петербургское приложении к этой газете.

А теперь сюрприз: я не отказался. Оговорившись для себя: до первого акта цензуры.

А еще по разговору с петербургским издателем понял: он не намерен повторять московский выпуск в смысле их (прихвостней-москвичей) замашек.

Пока хочу сделать эту газету по-настоящему интересным интеллигентным петербургским изданием. Постоянной колонкой уже обзавелся morozov_mikhail, которого я позвал из своей «Питерской Вышки». Договорился с собирателем городского фольклора Наумом Александровичем Синдаловским. И это только начало.

Кстати, тем кому интересно, сразу скажу, что мы не будем заниматься никакими политическими играми. Событие – со всех сторон. Выводы – по фактам.

Ну, а если нас будут склонять к непорядочности – расскажу!
новая

Александр Файб. «Мой «Поединок».

Продолжение. Начало см.20.09.2003.и 20.10.2003
После Олега Шенина (именно так правильно пишется его фамилия) в зал вошли Геннадий Гудков (толстый такой дядя, член «Народной партии», офицер ФСБ в отставке) и Виктор Анпилов, который сразу же подсел к Шенину. Мы с Сашей дружно воскликнули «О-о-о!» при виде того, как Анпилов ушел из зала, а потом привел с собой товарища Проханова в белом костюме. Как нам объяснили референты, Проханов и будет одним из героев программы. Вроде все расселись, а Германа… тьфу-ты, а Никиты Михалкова все нет. Но тут появился Соловьев…
Он уже был в костюме для «Поединка», более напоминавшем одежду рефери (судьи) в боксе. Причина такой стилизации, я думаю, для всех очевидна. Соловьев со всеми поздоровался, стал проверять микрофон. После небольшой технической паузы он, наконец-таки, заработал. Владимир объяснил, что Михалков находится в московской пробке, просит извинения и скоро будет здесь. Потом была шутка на тему Путина и пробок в Париже (в то время наш Президент был во Франции и извинялся за доставленные неудобства парижанам). А мы сидели без дела уже 1,2 часа. От нечего делать мы стали гадать, какой будет тема сегодняшней программы. Буквально через две минуты общими усилиями вышли на тему «Сталин», руководствуясь тем, что на той неделе была 50-летняя годовщина смерти «отца народов».
Затем референты, которые в ходе программы помогали Соловьеву, держа микрофоны, стали репетировать с нами аплодисменты. Нам объяснили, что, если мы чувствуем, что реплика выступающего удачна, то в независимости от политических пристрастий оратора мы должны громко хлопать в ладоши. Пару раз сей процесс отрепетировав, мы увидели входящего в зал Никиту Сергеевича Михалкова. Почему-то все сразу стали с ним здороваться, улыбаться ему, и, обласканный (уж не в первый раз) таким внимание публики, знаменитый режиссер поднялся на импровизированный ринг.
Соловьев, проверив готовность технического персонала, перекрестившись и размявшись в стиле боксера («Поединок» все-таки) начал программу. И мы с Сашей Журавлевым, дав залог, что не будем аплодировать только В. И. Анпилову, уставились на происходящее.
Продолжение следует 20 декабря.