Category: образование

новая

Памяти учителя

Все так непостоянно в этом мире… Все течет, все изменяется… Был человек – и нет человека…
29 февраля 2004 года на сорок первом году жизни прекратило биться сердце моего Учителя – Фрадкина Евсея Наумовича. Учителя с большой буквы. Учителя, который будучи простым школьным педагогом – таким же, как десятки других, сумел стать Учителем жизни. Учителем, с которым всегда хотелось быть рядом. Учителем с непростой, наверное, судьбой, но Учителем, который остался в сердце каждого своего ученика.
40 лет… Такая ранняя смерть. Смерть от инфаркта. Евсей Наумович не был обременен семьей, он жил со своим братом в однокомнатной квартире и большую часть своей жизни он проводил в школе. Мне казалось, что он там всегда. Тридцати ли градусный мороз, погожий ли летний денек… Всегда. С нулевого до седьмого урока – шесть раз в неделю.
Вот моя школа. Я прохожу мимо нее. Хочется зайти, но что-то останавливает. Новое поколение педагогов, оккупировавшее родное здание. Нет, они прекрасны, но в них нет…
Я никогда не забуду свою учительницу по русскому языку и литературе – Евгению Ильиничну Новикову. Она меня научила… Она меня научила жить и смотреть на многие вещи в жизни. Смотреть и видеть их. Она долгие годы была директором той школы, в которой я проучился с первого по одиннадцатый класс. Она принимала на работу Евсея Наумовича и других учителей, которые навсегда останутся в моем сердце. Учителей, многих из которых уже и нет в нашей школе. Почти всех.
Сегодня повстречал на улице свою учительницу по английскому языку Светлану Михайловну Маркову. Мы с ней долго разговаривали. Вспоминали Севочку (именно так она называла Евсея Наумовича). Мы с ней сошлись в мысли о том, что он был настоящим христианином в душе. Если тебя бьют по левой щеке – подставь правую! Евсей Наумович, прекрасный человек, жил в среде патологической нетерпимости. Он никогда ни одного ученика не поставил на место, он все держал в себе. Сердце не выдержало. А мы, малолетние придурки, смотрели на все это и молчали. Смотрели, и не могли сказать хамам, что они хамы, и что их место на помойке, а не в обществе.
Евсей Наумович, простите нас. Вы были мудры и справедливы. Мы осознали свою ответственность, но только очень поздно. Мы очень многое пересмотрели и в себе и в своем отношении к жизни и к окружающим нас людям.
Я склоняю перед Вами голову. И я смотрю в проносящуюся мимо толпу. И не вижу больше таких людей, как Вы.
Вы навсегда остались в нас и с нами…