Balberov Kirill (balberov) wrote,
Balberov Kirill
balberov

Нам не дано предугадать, или Снова про поезд

Люблю региональные поезда за разные наблюдения, которые можно описывать. В поездах между Москвой и Петербургом места для наблюдений нет. Туда все сели, уснули, проснулись и вышли.

Мой любимый поезд Великие Луки – Москва. Крутой поезд, на самом деле. В ходу – пять дней в неделю, время в пути – 10 часов. В общем обороте с поездом Великие Луки – Петербург. Состав обычно недлинный, все проводники знакомые. Четыре состава, восемь бригад.

Про поезд можно сказать «местечковый», в хорошем смысле этого слова. Формируется в Великих Луках, а не в столицах. Там работы мало. Проводники держатся за свои места и боятся, что их сократят. Оттого поезд, как правило, очень уютный – занавесочки, чистота, жидкое мыло в туалете, широкий ассортимент чайной продукции, отличающийся от московско-питерского направления. Хоть и не фирменный. Это важное предисловие, а теперь история.

Я люблю собак. Поэтому, оказавшись в Великих Луках за несколько часов до отправления поезда, я невольно был пленен английским спаниелем. Он был с молодой хозяйкой, но я настаиваю, что спаниель в данном случае был первичен, так как заприметил я его еще в предыдущем поезде, на котором мы ехали вместе в Великие Луки.

Хозяйка не знала, что делать. В кассе ей сказали, что собаке нужна сумка. А сумки не было. Поводок и все. «Я два года так езжу». Послал их в магазин, объяснил, где он в Великих Луках, а сам вызвался сторожить чемоданы. Тут бы и в пору задуматься о времени, в котором мы живем. Девушка вроде и хотела мне оставить чемоданы, но на лице ее читался немой ужас: «А если украдет».

«Кирилл, я Вам доверяю все, что у меня есть», – сказала она. А потом опомнилась и добавила: «Там, правда, нет ничего особенного». Ну ладно, они со спаниелем ушли, я остался ждать и греться на вокзале.

Вернулись. Пошли на посадку. Спаниель на поводке, переноска в руках. Проводник: «Я вас не пущу». Ну, я хотел открыть рот, ибо очень хорошо знаю правила, в которых написано, что перевозка мелких домашних животных допускается в сумках (корзинах, клетках, ящиках) в вагонах любого класса, кроме СВ, при наличии справки и билета. Но выбрал позицию наблюдателя, в конце концов не моя собака, и история пока не кончилась.

Проводница позвала начальника поезда. Пришел паренек лет 30. Кряхтел, охал. «У нас уволили проводника за то, что собака приставала к пассажирке». «Теперь понятно, откуда страх», – подумал я. Начальник мялся. Девушка волновалась. Спаниель тряслась. Я был спокоен. Начальник стал что-то твердить про клетку и про выкуп целого купе. Я был готов открыть рот, но девушка стала ему объяснять, что у собаки клаустрофобия, что в клетку ее спаниель не пошел и какой-то прочий лепет. Еще несколько минут на его начальника поезда виднелась борьба: с одной стороны возможные последствия и он – такой молодой, а уже начальник, может применить свою власть, с другой стороны – очаровательная девушка. На собаку он, кажется, не смотрел. Потом сказал: «Ну ладно, главное, чтобы он не бегал по вагону и не приставал к людям». Короче пустили их. Что и требовалось доказать, ибо законных оснований отказать не было.

Вообще, я написал это не про собаку или про девушку, а про железную дорогу и про людей, которые там работают. И про методы.

Да, известно, что можно жаловаться на проводников, если они допускают какую-то халатность. Я жаловался раза три в жизни, хотя езжу постоянно. Все три раза из-за несоблюдения температурного режима, когда проводник топил за 30, и находиться в поезде не было никаких сил, а во вменяемость проводника было поверить трудно, ибо требования восстановить температурных норматив игнорировались в течение нескольких часов. Одного проводника за это оштрафовали, за одну поездку вернули часть стоимости. Судьба третьей жалобы неизвестна.

В остальном мне везло с проводниками – и пьяных не бывало, и хамства особого не встречал. Ну припугнешь иной раз жалобной книгой, если не дают пустой стакан для кипятка, не более.

Но какой смысл жаловаться на проводника, если у вас плохие отношения с собакой, люди? Что может сделать проводник? По правилам – он обязан посадить пассажира с собакой и с соответствующими документами. Это примерно то же самое, что жаловаться на проводника, если у вас не сложилось с соседом по купе. Но самое интересное – причина увольнения того бедолаги. Да, мы не знаем всей истории целиком, хотя я постараюсь ее узнать, но увольнение, пожалуй, слишком суровая мера. Проводники и так запуганы. Они работают за копейки в скотских условиях. Знаете ли вы, что они живут в вагонах неделями? А вагоны часто сутками никуда не едут, а просто стоят на запасных путях. И им надо как-то за вагоном следить, топить батарею и так далее.

Не надо жаловаться без особого повода. Эта тонкая грань – весомость повода – отличает обоснованную претензию от стукачества, в результате которого могут пострадать те, кто, в общем-то, не виновен, а потом это эхом отразится на других людях. Конечно, всегда хочется искать справедливости и находить ее в вышестоящих инстанциях, но российская действительность, увы, постоянно напоминает: «Помни о проверяющем, доверяешь ли ты ему?» Я – нет, а Вы?

«Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется и нам сочувствие дается, как нам дается благодать».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments