новая

Город. Женитьба. Гоголь

Отзыв о спектакле «Город. Гоголь. Женитьба». Театр имени Ленсовета. 12 сентября 2015.

Вчера были на премьере «Город. Гоголь. Женитьба» в театре Ленсовета. Режиссер Юрий Бутусов.

Поначалу было тяжело. Совсем никак. Сюжет не выстраивался в общую картину. Герои высказывались не так как в пьесе. И постоянные повторы. И вообще все как-то раздражало.

Потом думаю: нет, не может же быть так, чтобы в зале ни одного свободного места, на сцене – Сергей Мигицко, Александр Новиков, Анна Ковальчук и другие именитые артисты. А мне не нравится. Должно быть, я что-то не понимаю. «Попробую не анализировать», – подумал я.

И все пошло как по маслу. Есть спектакли и фильмы, где не надо думать. Не надо выстраивать сюжетную линию. Надо смотреть. В этом случае – просто набор клипов. Только клипы. И наслаждаться их красотой. И потом из этого набора клипов сложится и настроение, и картинка, и сюжет.

Это совсем другой театр. Не тот, к которому мы привыкли, и не тот, который любим. Любим то, что умные люди называют «психологическим театром». Когда на сцене эмоции, актер держит роль и вообще… Такой весь Григорий Козлов и почти весь Александр Баргман. Самое сильное из такого театра, что я видел – это «Ночь Гельвера» Баргмана и «Иванов» Баргмана-Вартаньян, да «Тихий Дон» Козлова. Вот уж спектакли, где все наизнанку.

Едва ли «Город. Женитьба. Гоголь» станет любимым спектаклем. Вряд ли я о нем буду долго думать. Но критика и зрители на билетере ругают его незаслуженно. Это такое очень хорошее времяпрепровождение с прекрасным визуальным рядом. Не больше того. Но и этого по нынешним временам не мало. В иной театр и войти-то страшно. И написать потом нечего.

И еще. Вот эта странная манера. Из нового. Актеры с микрофонами. Может, в Ленсовета совсем никакая акустика, но вряд ли. Казалось бы, актер с микрофоном может бормотать что угодно себе под нос и все равно будет слышно. А ни фига. Звукоусиливающая аппаратура не всегда помогает, и музыка часто заглушает слова. Так что ни в микрофоне дело. Без него лучше. Как-то душевнее.

Кирилл Балберов
новая

Открылся выход из "Спортивной-2" - первая станция метро с траволатором

27 мая в Петербурге открылся второй выход из метро "Спортивная". Я поехал посмотреть. Это одна из самых интересных станций за последнее время. Ее особенность в том, что выход проходит под руслом Малой Невы и содержит траволатор. Это первый траволатор в Петербургском метрополитене и, насколько я знаю, в Москве тоже такого нет.

Старый выход из метро "Спортивная" - с верхней платформы

Для тех, кто не в курсе – станция "Спортивная" была уникальной и до траволатора. Это двухуровневая станция. Платформы расположены друг над другом и поезда идут друг над другом. В настоящее время через станцию проходит одна линия – пятая. В будущем здесь будет переход на Кольцевую линию. По крайней мере, задел сделан именно для этого. Станцию можно сравнить с "Технологическим институтом" в Петербурге или "Китай-городом" или "Третьяковской" в Москве. Разница лишь в том, что на "Спортивной" платформы, как я уже сказал, находятся друг на другом, а на вышеперечисленных станциях – параллельно друг другу. По умному это называется кросплатформенная пересадка.


Верхняя платформа станции "Спортивная"


Нижняя платформа станции "Спортивная". Экскалатор между верхними и нижними станциями


Задел под пересадку на будущую кольцевую линию (на нижней станции)

Раньше со "Спортивной" был только один выход – с верхней платформы. Теперь появился второй выход – с нижней платформы. Чтобы выйти в город необходимо сначала преодолеть два траволатора в туннеле длиной 300 метров, а затем – классический эскалатор.


Новый выход и вид на траволаторы

Мне было интересно посмотреть, как эти траволаторы сделают. Будет ли альтернативная им "пешеходная дорожка", как это обычно бывает в аэропортах - хочешь иди пешком, хочешь стой на траволаторе. Альтернативы нет. Более того, траволаторы с небольшим уклоном и периодически останавливаются.


Сами траволаторы

Пока поведение людей на траволаторах довольно хаотичное – часть стоит, часть идет. Интересно, что будет дальше. При больших пассажиропотоках в час-пик необходимо организовать определенное поведение людей на этих устройствах: все стоят, все идут, справа стоят – слева идут и т.д. Иначе будет путаница и конфликты. Пока нет традиции, и люди не очень понимают, как правильно себя вести. Но после закрытия "Василеостровской", когда сюда устремится большой поток людей, эти правила будут нужны.


Видео с поездки на траволаторе

Как это часто бывает на новых станциях метро, ни на траволаторах, ни на эскалаторах не ловит телефон. Наверное, со временем мобильные операторы доберутся и оборудуют эти длинные тоннели-переходы своими передатчиками. На "Адмиралтейской", кстати, довольно долго после открытия не было связи.


Эскалаторы на "Спортивной-2"


Оформление довольно простенькое

Второй выход из "Спортивной" имеет четыре эскалатора. Они привозят в подземный вестибюль станции. Вход и выход в подземный вестибюль – из подземного перехода. Эти вход и выход разнесены. Дверей на вход – пять. Подземный вестибюль довольно маленький.


Вход в вестибюль метро "Спортивная"


Выход в город, он же вход в подземный вестибюль

Сориентироваться, куда выходить из подземного перехода – довольно сложно. Выходов – четыре. Два – к мосту (без эскалаторов) и два на противоположную сторону площади (с эскалаторами). Эскалаторов – по два на каждом из выходов и есть еще лестница (на одном из выходов эскалатор на подъем в день открытия не работал).

Указатель к Среднему проспекту смотрится неожиданно. Нет там наверху Среднего проспекта. До него дойти метров 300 надо.

Насколько я помню, это первый в Петербурге, по сути, подземный переход с эскалатором. То есть, если вы заходите в метро, то эскалатор находится ДО турникетов.


Внутри подземного перехода

Потоки входящих-выходящих на выходе из подземного перехода никак не разнесены. Там их разнести довольно сложно.


Выход из подземного перехода: два эскалатора и посередине лестница

В общем, станция интересная и необычная. Но есть несколько вопросов, на которые у меня нет ответов.

1.       Не затопит ли входы после первого сильного ливня? Я знаю, что на Васильевском часто затапливает торговые центры во время сильных ливней. Здесь – эскалатор прямо с уличного перехода, причем переход не особо возвышен. Хорошая ли ливневка, есть ли защитные стоки?
2.       Будет ли подземный переход функционировать круглосуточно или его будут закрывать на ночь? Обещали, что летом выход из "Спортивной" на В.о. будет работать по ночам в часы работы "челнока" Спортивная – Адмиралтейская.
3.       Как быстро раздолбают эскалаторы в подземных переходах, ведь там нет тетки в будке, которая за ними смотрела бы.
4.       Что будет, когда закроют "Василеостровскую"? Толпы народу пойдут на "Спортивную-2". Имея в виду, что входы-выход в подземные переходы не разнесены, а внизу на вход в довольно узком переходе только пять дверей, может быть столпотворение.
5.       Как соотнести 4 эскалатора с тремя траволаторами. Предположим, час-пик. "Василеостровская" закрыта. Толпа пришла на "Спортивную-2". Работают три эскалатора на спуск, один на подъем. Значит два траволатора должны вести наверх, один вниз. Но как народ с трех эскалаторов уместить на два траволатора?


Один из четырех входов-выходов

Что-то мне подсказывает, что в пики "Спортивная-2" будет работать только на вход или только на выход. Иначе будет давка.


Неукрашенный вестибюль


Праздничный вестибюль

В общем, мне будет очень интересно понаблюдать за этой станцией. Я очень рад, что на Васильевском острове стало одной станцией метро больше!
новая

Спектакль "Сиротливый Запад" закрылся. Смотреть в зеркало оказалось слишком больно

 – Ну как, тебе нравится?
 – Да как-то не особо.
Диалог двух парней я невольно услышал в фойе театра имена Комиссаржевской 17 мая в антракте спектакля «Сиротливый Запад». В этот день постановку по пьесе Мартина Макдонаха играли в последний раз.

Я подумал, что мне тоже ужасно не нравится. Просто до отвращения. Третий раз смотрю и третий раз не нравится. Но если б это был не последний показ, то смотрел бы и в четвертый раз и в пятый…

Впервые подумал о том, что «нравится» – это, видимо, не та характеристика, по которой можно оценивать качество спектакля. Есть спектакли, которые нравиться не могут. Если говорить про Комиссаржевку, то это «Ночь Гельвера», например.

В спектакле «Дон Жуан» тоже малосимпатичный тип, надо сказать. Есть в нашем городе некомфортные спектакли не только в этом театре.

Театральный критик Евгения Тропп хорошо написала в своем анализе «Сиротливого Запада»: «Невыносимо и неуместно пожелание «приятного просмотра», которое звучит по трансляции почти во всех театрах: ведь спектакль предполагает, как минимум, сотворчество, как максимум — напряженную духовную работу, а вовсе не комфортабельный отдых в кресле».

Притом, что мне-то такие постановки близки (я не люблю «сладкий» театр), даже я весь первый акт чувствую неловкость оттого, что происходит на сцене. Оттого, что приходится слышать те слова, которые произносят актеры – как легко братья обсуждают убийство своего отца (отца убил один из братьев, а второй обещает молчать, если первый откажется от наследства), как легко они ссорятся из-за каких-то мелочей, как воруют друг у друга самогон и как общаются со священником.

Это чувство неловкости и некомфорта – обязательное условие восприятие спектакля. В первом акте должно стать совсем плохо. Вот так, чтоб без просвета. Чтоб тьма. Чтоб дно. Чтоб как в бочку с навозом окунули.

«Атмосфера ироничного кошмара» – так обзывает спектакли МакДонаха театральный критик Евгений Соколинский. И это очень точно.

Люди не выдерживают, конечно. Они не читают аннотации, не читают критику, не читают отзывы на «билетере», не спрашивают кассиров. Они просто идут в академическую Комиссаржевку, еще и на «последний показ», а потом плюются, играют в телефон, уходят в антракте или даже не дождавшись его. Это странность великая. Все-таки в нашем городе неклассических постановок предостаточно. Но что же публика все никак не научится ответственно подходить к выбору спектаклей? Впрочем, те, кто остаются до конца, не жалеют по итогу, что приняли эту горькую пилюлю.

Второй акт – луч света. Священник кончает с собой. Перед этим он пишет братьям письмо о том, что он «заложил душу» и если они исправятся, то у священника есть шанс избежать ада. Удивительно, но это письмо действует на братьев. Они начинают просить друг у друга прощения, вспоминая разные эпизоды из жизни, когда неслабо досаждали друг другу.

Впрочем, финал остается открытым.

Петербургская публика, увы, спектакль не приняла. Зал не собирался. «Сиротливый Запад» оказался не ко времени. Смотреть в зеркало оказалось слишком больно.

Финал эпичен. Его стоит посмотреть.
новая

Никогда не берите бельэтаж

Первый раз у меня такой театральный «провал». Был в МТЮЗе на «Леди Макбет нашего уезда». Все предвещало прекрасный вечер. От кого я только не слышал самых лестных отзывов про этот спектакль. Ну и вообще. Кама Гинкас – режиссер, Лиза Боярская в главной роли. Но… Все испортил бельэтаж.

Никогда не берите в бельэтаж. Оттуда не видно главного, оттуда не видно лиц. И получается, что ты не там, не внутри, а смотришь со стороны.

2.10 без антракта тянулись долго. Сцены казались затянутыми, игра надрывной. Время шло медленно. Люди выходили из бельэтажа, шуршали пакетами и не отключали мобильные телефоны. Это было ужасно.

Партер долго аплодировал и кричал «Браво!» Я думаю, что в партере были видны эмоции. Эмоции Лизы Боярской. Думаю, это главное, на чем строится спектакль. Из бельэтажа было видно, что великая роль для великой актрисы. Но роль разглядеть было невозможно.

Наверное, мурашки бегут по телу, когда в конце спектакля толпа растаптывает Екатерину Львовну и Сергея. Но в бельэтаже эмоции остались не пережитыми. Лиза рассказывала в одном из интервью, что если зрителю не станет к концу спектакля жалко ее героиню, то всё зря. Из бельэтажа жалко не стало.

Никогда-никогда, ни за что – ни за что не пойду в бельэтаж незнакомого театра. И вам не советую. Даже если все видно и все слышно, на самом деле не видно и не слышно ничего.
новая

Подслушано в автобусе

«Погоди, погоди!», – замахал водителю автобуса какой-то мужчина, у которого на шее сидел маленький мальчик. Водитель открыл уже закрытую заднюю дверь. Мужчина с ребенком зашел в автобус. Следом вошло еще несколько взрослых и много детей. Кондуктор пересчитала всех по головам и сказала: 250 рублей.

Напротив меня села молодая женщина лет 30 и девочка лет 4. Они разговаривали. «Какой дворец мы будем проезжать?», – спросила женщина и улыбнулась глазами. «Зимний», – неуверенно ответила девочка. Они начали разговаривать про Эрмитаж. «Там Тронный зал. Давай сходим», – сказала девочка. «Хорошо, – ответила женщина. – Когда пойдем?» «Летом», – сказала девочка. «Зачем летом? Там и зимой хорошо. Там тепло. А давай пойдем туда… Надо с дядей Сережей обсудить, обязательно сходим. А что ты хочешь там посмотреть?... А мумию пойдем смотреть или испугаешься?»

От этого диалога повеяло какой-то теплотой и чем-то очень петербургским. Я за 15 минут наблюдения за этой прекрасной парой так и не смог вычислить, кем они приходятся друг другу. Явно не мама с дочкой. Но между ними были какие-то очень теплые отношения. Теплые, не казенные. Но было понятно, что видятся они время от времени. И женщина эта, казалось, получает необыкновенный кайф от общения с ребенком. От прикосновений к ней, от разговоров, от какого-то совместного планирования. И честное обаяние исходило от них обеих.

 – А это какой мост?
 – Банковский?
– Нет, ну какой же это Банковский. Вот это что за здание, ты говоришь?
– Зимний дворец?
– Тогда что это за мост?
– Зимний?
– Нет?
– Двоооорцовый?
– Ну конечно. А что там за площадь?
– Дворцовая. А вот это очень похоже на Летний сад…
– Нет, вспомни в Летнем саду деревья толстые. И помнишь, там заборы такие, и скульптуры. А это Адмиралтейский сад.  Видишь, там Адмиралтейство сзади…
новая

Перевели.

Сегодня очень неприятная ночь. Переход на зимнее время для меня – это что-то типа личной трагедии. Я об этом постоянно говорил последние несколько месяцев. Не все домашние и рабочие меня понимали. Самая частая реплика это – "проблем других что ли больше нет". Либо "зато по утрам будет легко вставать".

Я живу в Петербурге, бываю в Москве и Псковской области. В общем-то мой день обычно устроен примерно одинаково. Я встаю около восьми, работаю, вечером куда-то хожу. Рискну предположить, что жизнь большинства горожан устроена примерно также. Большая часть людей, живущих в городе, на улице бывают в основном по вечерам.

Теперь светлого времени вечером будет на час меньше. Причем не только зимой, но и летом. Лето 2015 года – будет первым за много-много лет, когда темнеть будет на час раньше. Это значит, что на даче вы на час меньше будете на улице. В городе у вас будет на час меньше на прогулки в парке, на прогулки с детьми или собакой, на поход в магазин в комфортное светлое время.

Я люблю летом быть на улице, и я люблю, когда светло.

Мне скажут – зато теперь светает раньше. Фырк! Мне конечно, жутко приятно, что летом теперь светать будет не в пять, а в четыре. Зима? Ну да, зимой будет светать не в 10, а в 9. Какая разница, если я встаю все равно в 8. Не все ли равно, когда светает людям, которые в это рассветное время едут в метро или уже сидят на рабочих местах.

Теперь аргумент про сельских жителей. Я не буду ссылаться на то, как сильно процент сельских жителей отличается от процента городских – это не аргумент. В деревне у нас тоже люди и, похоже, очень важные. Скоро они и только они нас будут кормить, в связи с последними событиями.

Ну во-первых, говорят, что коровы будут больше молока давать. А что при старом времени мешало? Если они дают больше молока в определенное время, то почему нельзя было просто сдвинуть время дойки, выпаски… Во-вторых, что вообще мешает жителям села сдвигать время.

В городе это сделать сложнее. Тут у людей есть куча всяких режимов. Режим работы метро, банковский день, расписание поездов-электричек, да элементарный режим работы, который во многих организациях подвязан под режим работы в других организациях и который не перенести. А что там на селе? Почему тупо нельзя скот выгнать на час позже – когда светло?

Опросы говорят о том, что поклонников постоянного "зимнего" времени примерно столько же, сколько и поклонников перевода стрелок часов два раза в год. Поклонников постоянного летнего времени чуть меньше. Посмотрим, как изменится это соотношение, когда все наши дачники, весь электорат обнаружит, что летом темнеет рано. Я предлагаю делать ставки: сколько Москва и Петербург проживут по "зимнему времени". Я больше, чем уверен, что в ближайшее время вопрос будет пересмотрен снова. 
новая

Оттепель

«Оттепель» превзошла ожидания.

Поначалу были опасения и страх, что современный сериал, да еще и с таким названием, скорее всего, окажется очередным гимном советской эпохе. Что нам покажутся, как тогда было хорошо, какие были чистые отношения между людьми, свежий воздух, вкусные продукты и веселая жизнь. От кино же хотелось возможности влюбиться в героев, думать о сюжетных линиях и чувствовать нефальшивую атмосферу.

Поначалу, на первых сериях, казалось, что максимум чего можно ждать от кино – красивых сюжетных, историй любви и ярких образов героев. Та самая атмосфера проявилась ближе к последним сериям. И всё стало понятно, всё встало на свои места.

Фильм чересчур многогранен и это проявляется в деталях. В деталях, из которых на уровне ощущений складывается понимание той эпохи. Послевоенной. Послесталинской. Да и главная песня сериала «Я думала это весна, а это оттепель» отсылает к явной исторической параллели. То была вовсе не весна и заморозки впереди еще тоже были.

А что касается героев… Как же они точны здесь! Все, буквально все. И как интонируют актеры. Без фальши и надрыва. Словно в большом кино, а не в сериале. В героях не сомневаешься ни на миг.

Да это и есть большое кино. Очень большое, достойное большого экрана: целых 12 серий.

И после просмотра ответ на вопрос: «Хотелось бы жить в ту эпоху?» становится очевиден.
новая

Нам не дано предугадать, или Снова про поезд

Люблю региональные поезда за разные наблюдения, которые можно описывать. В поездах между Москвой и Петербургом места для наблюдений нет. Туда все сели, уснули, проснулись и вышли.

Мой любимый поезд Великие Луки – Москва. Крутой поезд, на самом деле. В ходу – пять дней в неделю, время в пути – 10 часов. В общем обороте с поездом Великие Луки – Петербург. Состав обычно недлинный, все проводники знакомые. Четыре состава, восемь бригад.

Про поезд можно сказать «местечковый», в хорошем смысле этого слова. Формируется в Великих Луках, а не в столицах. Там работы мало. Проводники держатся за свои места и боятся, что их сократят. Оттого поезд, как правило, очень уютный – занавесочки, чистота, жидкое мыло в туалете, широкий ассортимент чайной продукции, отличающийся от московско-питерского направления. Хоть и не фирменный. Это важное предисловие, а теперь история.

Я люблю собак. Поэтому, оказавшись в Великих Луках за несколько часов до отправления поезда, я невольно был пленен английским спаниелем. Он был с молодой хозяйкой, но я настаиваю, что спаниель в данном случае был первичен, так как заприметил я его еще в предыдущем поезде, на котором мы ехали вместе в Великие Луки.

Хозяйка не знала, что делать. В кассе ей сказали, что собаке нужна сумка. А сумки не было. Поводок и все. «Я два года так езжу». Послал их в магазин, объяснил, где он в Великих Луках, а сам вызвался сторожить чемоданы. Тут бы и в пору задуматься о времени, в котором мы живем. Девушка вроде и хотела мне оставить чемоданы, но на лице ее читался немой ужас: «А если украдет».

«Кирилл, я Вам доверяю все, что у меня есть», – сказала она. А потом опомнилась и добавила: «Там, правда, нет ничего особенного». Ну ладно, они со спаниелем ушли, я остался ждать и греться на вокзале.

Вернулись. Пошли на посадку. Спаниель на поводке, переноска в руках. Проводник: «Я вас не пущу». Ну, я хотел открыть рот, ибо очень хорошо знаю правила, в которых написано, что перевозка мелких домашних животных допускается в сумках (корзинах, клетках, ящиках) в вагонах любого класса, кроме СВ, при наличии справки и билета. Но выбрал позицию наблюдателя, в конце концов не моя собака, и история пока не кончилась.

Проводница позвала начальника поезда. Пришел паренек лет 30. Кряхтел, охал. «У нас уволили проводника за то, что собака приставала к пассажирке». «Теперь понятно, откуда страх», – подумал я. Начальник мялся. Девушка волновалась. Спаниель тряслась. Я был спокоен. Начальник стал что-то твердить про клетку и про выкуп целого купе. Я был готов открыть рот, но девушка стала ему объяснять, что у собаки клаустрофобия, что в клетку ее спаниель не пошел и какой-то прочий лепет. Еще несколько минут на его начальника поезда виднелась борьба: с одной стороны возможные последствия и он – такой молодой, а уже начальник, может применить свою власть, с другой стороны – очаровательная девушка. На собаку он, кажется, не смотрел. Потом сказал: «Ну ладно, главное, чтобы он не бегал по вагону и не приставал к людям». Короче пустили их. Что и требовалось доказать, ибо законных оснований отказать не было.

Вообще, я написал это не про собаку или про девушку, а про железную дорогу и про людей, которые там работают. И про методы.

Да, известно, что можно жаловаться на проводников, если они допускают какую-то халатность. Я жаловался раза три в жизни, хотя езжу постоянно. Все три раза из-за несоблюдения температурного режима, когда проводник топил за 30, и находиться в поезде не было никаких сил, а во вменяемость проводника было поверить трудно, ибо требования восстановить температурных норматив игнорировались в течение нескольких часов. Одного проводника за это оштрафовали, за одну поездку вернули часть стоимости. Судьба третьей жалобы неизвестна.

В остальном мне везло с проводниками – и пьяных не бывало, и хамства особого не встречал. Ну припугнешь иной раз жалобной книгой, если не дают пустой стакан для кипятка, не более.

Но какой смысл жаловаться на проводника, если у вас плохие отношения с собакой, люди? Что может сделать проводник? По правилам – он обязан посадить пассажира с собакой и с соответствующими документами. Это примерно то же самое, что жаловаться на проводника, если у вас не сложилось с соседом по купе. Но самое интересное – причина увольнения того бедолаги. Да, мы не знаем всей истории целиком, хотя я постараюсь ее узнать, но увольнение, пожалуй, слишком суровая мера. Проводники и так запуганы. Они работают за копейки в скотских условиях. Знаете ли вы, что они живут в вагонах неделями? А вагоны часто сутками никуда не едут, а просто стоят на запасных путях. И им надо как-то за вагоном следить, топить батарею и так далее.

Не надо жаловаться без особого повода. Эта тонкая грань – весомость повода – отличает обоснованную претензию от стукачества, в результате которого могут пострадать те, кто, в общем-то, не виновен, а потом это эхом отразится на других людях. Конечно, всегда хочется искать справедливости и находить ее в вышестоящих инстанциях, но российская действительность, увы, постоянно напоминает: «Помни о проверяющем, доверяешь ли ты ему?» Я – нет, а Вы?

«Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется и нам сочувствие дается, как нам дается благодать».
новая

Неожиданный музей. Музей обороны Ленинграда

Прожив 26 лет в Петербурге, сегодня я впервые побывал в музее обороны Ленинграда в Соляном переулке. Вообще, стыдно даже признаться, но до вчерашнего дня я и не знал о существовании этого музея.

Конечно, я был и на Пискаревском мемориальном кладбище, и видел объекты Дороги жизни, и был в музее на Ладожском озере, но именно об этом музее я не знал, а ведь это крупнейший музей Петербурга по теме блокады. Приехавшую в гости девочку с Дальнего Востока очень хотелось сводить в музей про блокаду, так я узнал, что есть такой музей.

Конечно, музей не богат. Но все очень душевно. Чудесные экскурсоводы. Очень тонкая, очень эмоциональная экскурсия, во время которые некоторые плакали. Записанные голоса Ольги Бергольц, сигналы воздушной тревоги – вот, пожалуй, и все, что есть из интерактива. В остальном – фотографии, карты, вырезки из газет, 125 грамм блокадного хлеба. Насколько картин. Какие-то старые орудия, пушки, солдатская форма, винтовки.

Экскурсия, конечно, в целом, без деталей. На войну и блокаду одна точка зрения. Впрочем, для музея это нормально. Это не исторический факультет. Здесь все очень четко. От первых дней начала войны до снятия блокады. История выстроена хронологически и эмоционально. Изверги гитлеровцы и подвиг ленинградцев. Более ничего нет, да и в данном случае не надо.

На этом фоне, конечно, нелепо прозвучал пассаж о том, что сбитый самолет летчика Севостьянова был найден в Басковом переулке, где «родился нынешний президент России Владимир Владимирович Путин». В остальном – почти безупречно.
И только вопрос одного из экскурсантов «Почему такой значимый для жизни города музей занимает такое незначительное место?» заставляет экскурсовода сменить тональность. И рассказать о масштабе музея в 1946-1952 годы, о том, что то, что мы видим сейчас – это лишь один из 30 залов, что был раньше. О том, что музей уступал по посещаемости лишь Эрмитажу. О том, что по приказу Сталина, во время «ленинградского дела» все эти залы были уничтожены, директор сослан, а музей восстановлен лишь в малой доли от того, что было во время перестройки.

А у меня вот остался вопрос. У нас много говорят о патриотическом воспитании. О любви к истории. Задумали писать единый учебник. Это все хорошо, но почему в Ленинграде до сих пор нет внятного музея истории блокады Ленинграда. С понятной экспозицией. С налаженным экскурсионным обслуживанием (при всем уважении и интересе к нашему сегодняшнего экскурсоводу, способ, как попасть на эту экскурсию, был не очевиден, мы к ней просто присоединились), с интерактивными экранами, как в музее воды, с техникой, как в артиллерийском музее, с каким-то понятным и очевидным адресом, с нормальным сайтом и рекламой в турфирмах, с обязательными экскурсиями для школьников. Как хрена этого всего до сих пор нет? Это грустно.